Истоки масонов в запрещённом и уничтоженном еще в начале XIV века ордене тамплиеров.
Всех, разумеется, не уничтожили, а запрет на их деятельность вынудил оставшихся перейти на подпольное положение. И тут, как нельзя кстати, оказалась система конспирации, выработанная гильдией строителей, объединившись с которой, храмовники и превратились в свободных каменщиков – масонов. К тому же рыцари первого Иерусалимского храма не могли не испытывать пиетета к его строителю — архитектору Хираму Абифу, который соответственно и стал считаться первым масоном.
Впрочем, давайте по порядку.
Вероятно, Гуго де Пейн — основатель ордена тамплиеров, резиденция которого расположилась именно на том самом месте, где некогда первый Иерусалимский храм и находился, действительно имел самые благородные намерения, когда во главе восьми рыцарей — монахов отправился в Иерусалим защищать христианских паломников.

И по-видимому, заняться раскопками на месте разрушенного храма его побудило лишь желание отыскать свидетельства, подтверждающие веру в Христа (конечно наряду с естественным для бедных рыцарей желанием найти сокровища материального плана).
Однако, поиски, производимые в столь знаковом, для всех ближневосточных религий, месте, очевидно, не могли не привести и к артефактам более древних, не только дохристианских, но и доединобожных верований Ханаана. И малообразованные, но, судя по всему, крайне любознательные воины, соответственно, просто не могли не попасть под мистическое притяжение древних языческих таинств, пусть и рассматриваемых Ватиканом как демонические. Поэтому и возникшие впоследствии обвинения тамплиеров в поклонении некому загадочному Бафомету очевидно имели под собой вполне весомые основания.

Именно этот Бафомет, на первый взгляд, и претендует на роль управляющего масонами центра и, что примечательно, именно он стал в современном мире символом толерантности.
Символ, для любого современного и разумного человека, довольно комичный, но именно этот комизм, бородатого козла с женской грудью в первую очередь, и служит защитой сторонников толерантности от любых обвинений в дьяволопоклонничестве. Упреки в исповедовании культа столь несуразного божества прежде всего превращают самих обвинителей в идиотов, поскольку дают обвиняемому повод легко отмахнуться от них, просто покрутив пальцем у виска. Якобы невозможно всерьез относиться к столь явно вымышленному богу.
Однако, подвох заключается в том, что на роль бога Бафомет вовсе и не претендует. Это лишь безликий инструмент взаимодействия с пространством темных божеств. Такой же как линейка или циркуль, необходимые для взаимодействия с геометрическим пространством. Соответственно, любой грамотный оккультист может свободно изменять этот инструмент, настраивая его под свои задачи, тогда как для человека в данном вопросе несведущего, выглядеть такой инструмент будет нелепо и надуманно.
В том же, что Бафомета принято представлять именно виде божества, которому масоны якобы поклоняются, виновен непрофессионализм шарлатанов от оккультизма, дилетантски путающих этот инструмент с реальными сущностями темного мира.
Упрощённо Бафомета можно рассматривать как радиопередатчик, посредством которого, к примеру, исследователь острова, населенного дикарями, может заказывать с большой земли необходимые для своей жизнедеятельности предметы и обмениваться информацией. Сам этот исследователь, знакомый с назначением и принципом действия радиопередатчика, рассматривает его именно как инструмент взаимодействия со своим руководством. Наблюдающему же со стороны дикарю, этот технический прибор покажется могущественным божеством, которое дарует склонившемуся перед ним исследователю нужные ему ништяки, чудесным образом сваливающиеся с неба (самолета).
И самое обидное здесь то, что, в случае с толерантностью, роль этих дикарей отводят нам с вами.
Изначально Бафомет представлял собой некую голову, привезенную тамплиерами с Ближнего Востока. То есть, терафим, как известно выполняющий функцию того же связующего устройства, только не с земным руководством храмовников, а с сущностями духовного мира. Однако секрет творения терафима европейским средневековым магам был по-видимому неизвестен, поэтому и возникла потребность в разработке инструмента, выполняющего похожую функцию, но значительно более простого.
Само имя Бафомета свидетельствует о том, что он является именно, искусственно созданным человеком, инструментом.
Конечно, известно множество версий оккультного содержания этого имени, но все они связанны лишь с последующей динамикой развития данного инструмента за время его тысячелетнего использования. Из всех этих версий для нас примечательна лишь та, которая указывает на связь данного имени с Магометом.
Безусловно, Бафомет не имеет к мусульманскому пророку никакого реального отношения. Однако если рассматривать его имя в качестве наложенного на исходное имя Бафомета искажения, то становится очевидным, что авторы этого, вписанного в пентаграмму, козла, присваивая своему творению наименование, изначально исходили из аббревиатуры, образованной именами Бал (Ваал), Фавн (Пан) и Сет. То есть демонических сущностей, обычно рассматриваемых в качестве самого дьявола. Именно для взаимодействия с этими сущностями и создан этот инструмент. Имя же Магомета было использовано лишь для маскировки этого очевидного факта.
Просто сложите БА, ФА, СЕТ и, перемножив на Магомет, получите БАФОМЕТ.

Религия единобожия объединила не только истинных богов в единого Бога — Творца. Понятие дьявола также включает в себя множество различных демонических сущностей. И масоны об этом знают. Именно это объединение и отражено в их символическом Бафомете.

Впрочем, как Сет, так и Фавн в тайных обрядах тамплиеров могли служить лишь в качестве источника знаний об общих принципах и технологиях общения с темным миром. Реальное взаимодействие с этими сущностями, как таковыми, было бы затруднительным и их имена использованы лишь с целью показать универсальность данного инструмента, а также чтобы отвлечь внимание от истинного фигуранта религии храмовников. И что характерно, подобной же, отвлекающей внимание, фигурой в их случае является даже сам Господь Бог.
Орден храмовников зачастую пытаются вывести из тайных еврейских из сект, что как бы автоматически подразумевает их приверженность общему для христиан и иудеев Богу Элохиму — Яхве. Однако во времена крестовых походов еврейский Яхве не был монополистом в Иерусалиме, а делил верующих со своим как бы противником — Баалом. Тем самым золотым Тельцом. Причем одно из характерных отличий между этими богами состояло в том, что Яхве являлся победителем и его поклонники исповедовали свою веру открыто, тогда как поклонники Ваала (против которых со времен Иерихона был развязан настоящий геноцид) были вынуждены скрывать свою веру и, сопутствующие ей, тайные обряды совершать по ночам. Причём их было немало.
С приходом иудеев в Ханаан, побеждённые ими аборигены никуда не исчезли, а спрятали свою веру за колоссальными религиозно-философскими нагромождениями, за которыми в сухом остатке скрывалась приверженность тому культу, который исповедовали их предки. Именно такую глубоко законспирированную организационную структуру орден храмовников и воспринял. Также, как поклонники Ваала, и они стали совершать свои тайные обряды по ночам.
Уже один лишь этот факт дает основание полагать, что идеологическими родителями тамплиеров являлись именно жрецы культа Ваала, которые после победы веры в единого Бога были вынуждены уйти в подполье и превратились в те самые тайные секты, породившие тамплиеров.
Конечно существует мнение, что увлечение дьяволом тамплиерам клеветнически приписано инквизицией и королем Франции, с целью овладения их богатствами.
Ну допустим.
А откуда собственно взялось это богатство?
Евреи утверждают, что это якобы они научили тамплиеров знаниям, благодаря которым те создали глобальную банковскую систему, опутавшую своей сетью всю Европу, и позволившую им сказочно обогатиться.
Понятно, что сами храмовники такую систему придумать не могли, но не пытаются ли, в данном случае, и евреи присвоить себе чужие достижения?
Храмовники были умелыми и отважными воинами, но неискушенными в финансовых делах и не слишком обремененные интеллектом. Об этом свидетельствует хотя бы факт того, насколько легко инквизиция, по-детски примитивным, обманом заманила всё их руководство на плаху. Поэтому те, кто обучил этих воинов банковским премудростям, должны были разжевать их им «чисто конкретным» языком. Следовательно, прежде всего, этим учителям самим нужно было обладать богатым практическим опытом использования соответствующих финансовых технологий. У евреев же ничего подобного системе аккредитивов, реализованной храмовниками, в то время еще не было и в помине.
Такая система, и длительный практический опыт ее использования, могла быть только у одного народа в мире. Хананеев, которых греки называли финикийцами, и которые ещё до прихода евреев на землю обетованную опутали Ойкумену сетью своих торговых колоний.

Соответственно, именно у них, задолго до тамплиеров и евреев возникла потребность в создании системы, которая позволила бы им не таскать с собой каждый раз массивное золото. И у них были все условия и достаточно времени, чтобы создать и отработать такую систему.
Зачем, примеру, финикийцу из Тира, приплывшему в финикийский же Карфаген и, продавшему привезенные товары другому финикийцу, тащить тяжелое золото и серебро, которые могли легко утонуть при кораблекрушении или стать добычей разбойников, если при наличии относительно простых договоренностей, можно было получить от покупателя расписку, позволявшую без хлопот получить, причитающееся уже дома, у третьего финикийца? А это и есть та самая система аккредитивов, которой позднее воспользовались и тамплиеры. Необходимое для проведения подобных операций доверие, легко обеспечивалось общей религией, общественным мнением, не допускающим обмана сородичей, и соответственно родственными связями этих финикийцев. И нужно сильно сомневаться в умственных способностях финикийцев, чтобы предположить, что за несколько тысячелетий они не смогли придумать столь выгодный им финансовый механизм.
Кстати, как известно, именно финикийцы были изобретателями алфавита. Случайно ли это? Или всё же появление фонетического письма связано с жизненной необходимостью придать письменному аккредитиву, по которому требовалось выдавать реальные ценности, максимальную достоверность. В отличие от иероглифических или клинописных символов, которые мало что говорили о человеке, писавшем их, и которые соответственно можно было легко подделать, слова, написанные буквами, свидетельствовали о том насколько финикийский язык был родным для писавшего их человека и позволяли распознать верность его подписи.
Именно этих финикийцев, позднее, и стали выдавать за тех евреев, которые научили храмовников революционной на то время банковской системе.
Собственно, выдавать финикийцев за евреев было нетрудно. И те, и другие являются западными семитами и отличие между ними невелико. Принципиальная разница заключена только в одном. Финикийцы — хананеи поклонялись не Яхве, а Ваалу.
А теперь давайте обратим внимание на то, что историки почему-то не рассказывают о системе аккредитивов применяемой финикийцами. Собственно, это и неудивительно, поскольку является очевидным, что знания, позволявшие этому народу обогащаться, были их величайшим секретом. Причём так же очевидно и то, что система работы с ценностями, построенная лишь на доверии, была неразрывно связана с верой финикийцев в Ваала. Именно Ваал был гарантом банковских операций.
Отсюда соответственно следует, что обучить этой системе тамплиеров финикийцы могли только при условии принятия ими этого культа.
То, что храмовники были приверженцами именно Ваала, подтверждается и тем известным фактом, что своим учителем они считают Хирама Абифа, который был именно финикийцем, приглашенным Соломоном из Тира и жрецом соответствующего культа.
Именно Ваал и обеспечил, как финикийцам, так и храмовникам их финансовое могущество.
Только естественно не задаром.
Ваал и является тем самым центром власти, которому служат и волю которого исполняют тамплиеры, масоны и другие их последователи.
Он же их защищает.
К примеру, именно Ваал, реализовал проклятье магистра тамплиеров Жака де Моле, изведя под корень всю династию, казнившего его, французского короля Филиппа Красивого. История вполне реальная и широко известная.
Впрочем, почти всё, о чём до сих пор здесь шла речь, известно уже давно. Пусть и в качестве теории заговора. Однако, чтобы убедиться, что игры в толерантность инициированы именно Ваалом необходимо прежде всего понять его цели. А для этого нужны уже совершенно новые знания.

Читать далее>>