Ситуация складывается интересно.

Божественная троица алавитов подозрительно соответствует элементам пирамиды и, таким образом, напоминает её искусственно созданный механизм.

Ещё более интересной, ситуация становится, если вернуться к, ранее написанным в этом блоге, статьям по сирийской проблеме и вспомнить, что основной их недомолвкой являлся вопрос о генераторе вихря Ваала. Том самом, который должен находиться в Сирии, а по своему строению является именно зиккуратом.

С одной стороны, в этих статьях утверждается, что именно в этом генераторе заключена истинная причина Сирийского конфликта.

С другой, невозможно отрицать, этой причиной являются алавиты.

И если верны оба эти утверждения, то алавиты, самым непосредственным образом, должны быть связаны с этим генератором. Но, чтобы обнаружить, как именно они связаны, придётся вспомнить ещё и о том, что Ваал – это проекция единого бога шумерской (лунной) системы на арийскую (солнечную). То есть генератор Ваала должен являться, связанным с алавитами, оккультным механизмом, способным преобразовать этого бога в демонический вихрь Ваала.

А вот теперь, давайте обратимся к религии алавитов и посмотрим, как она относится к такому преобразованию.

Древней, эту религию не назовешь. Ваал значительно старше. Следовательно, если мы говорим об оккультном механизме, генерирующем данного демона, то в момент зарождения религии алавитов, речь может идти не о его создании, а лишь о ремонте или модернизации. Что, собственно, и не удивительно. Любой механизм, работающий тысячелетиями, время от времени, нуждается в техническом обслуживании.

Само преобразование древней ханаанской веры в Ваала в религию алавитов было вызвано тем, что, пройдя через Каабу, Ваал переродился в Али.

Причём, давайте обратим внимание на то, что Кааба была священным местом Аллаха, задолго до появления Мухаммеда и соответственно Али. Только, в те времена, этого бога именовали Эль.

Именно Эль, для всего ближнего востока, с древнейших времен, безоговорочно являлся богом – творцом. В этом не было сомнений даже у сторонников Ваала, вот только почитали они не этого бога творца, а узурпатора его власти.

Ваал победил Эля, оскопил его и именно это отразилось в том, что даже Курайшиты ненадолго поместили в Каабу его идола.

Однако, святость Каабы определяется вовсе не тем, каких идолов внесли туда люди. В её стену вмурован священный для мусульман чёрный камень, являющийся, ничем иным, как ипостасью бога творца – Эля (Аллаха).

И вот, когда к этой ипостаси приносят Ваала, а выносят его оттуда уже в новом обличии, то можно ли сомневаться в том, что именно ипостась творца преобразовала его. И можно ли этот процесс, с технической точки зрения, назвать иначе, как модернизация?

Ханаанская мифология, например, в интерпретации профессора Зубова  сообщает, что:

Ваал рождается от брака Эля и Аштарет. Но всегда повторяется при этом, что он также дитя Дагана. 

Даган-это зерно. Это означает, что он земнородный. Как любое зерно. Зерно вырастает в земле. То есть Ваал – это дитя неба и земли. Это тот, кто имеет в себе отцом Эля, но его природа имеет и земное происхождение. В нем и то, что сотворило мир и тварное. Они соединены в нем.»

И интересно в этом фрагменте то, что именно этот самый процесс объединения небесного и человеческого, физически, и произошёл в Каабе, в буквальном смысле этого слова.

Поэтому то алавиты и увидели в Али именно своего бога Бала.

Если провести параллель между мифологическим происхождением Ваала и рождением в Каабе Али, то под зерном, очевидно, следует понимать человеческое семя. Точнее яйцеклетку.

Иначе говоря, когда мать Али, беременная, вошла в Каабу, и, находясь рядом с ипостасью Эля и, соответственно, под её влиянием, родила ребёнка, потомки хананеев, с точки зрения своей древней религии увидели в этом именно соединение бога – творца с человеческим зерном, то есть хорошо им известный процесс рождения Ваала. Вернее, в данном случае, его перерождение, или с точки зрения технического процесса – модернизацию.

Упоминание технического процесса здесь вполне уместно, поскольку Кааба напоминает резонатор, вполне способный выполнить функцию объединения волновых процессов тонкого плана. И если, продолжая рассматривать процесс рождения Ваала в техническом ключе, перейти к оккультному механизму пирамиды, то, как было рассмотрено выше, и в её механизме новая сущность тонкого плана образуется точно таким же образом, как и в Каабе.

Именно путем объединения в её верхней камере ипостаси бога – творца с человеком.

Таким образом, прослеживается чёткое соответствие между Али и человеком, задействованным в механизме пирамиды совместно с ипостасью творца, и, порождающим, благодаря этому, новую сущность духовного пространства. И если предположить, что сущность Ваала была образована именно механизмом пирамиды, то это полностью раскрывает то, зачем для его рождения понадобилось объединение божественного Эля с тварным человеком.

Сам демонический вихрь является не вихрем праны, возбуждённым в теле пирамиды, а тем, который индуцируется им в тонком энергопространстве. Преобразование же одного вихря в другой происходит именно за счет объединения на вершине пирамиды двух компонентов, образующих комбинированную ипостась Сура.

Тело Али взаимодействует с вихрем жизненной энергии праны, а ипостась Творца – Эля, в свою очередь, связана с энергией тонкого пространства. Объединение этих элементов в пирамиде (или Каабе) связывает два этих энергопространства и именно через эту связь, вихрь праны и индуцирует в тонком энергопространстве демонический вихрь.

Поэтому тот факт, что Али был рождён именно в Каабе, где находится ипостась Эля, является чрезвычайно показательным. Связка ипостаси творца – Эля с телом Али является трансформатором вихря праны в вихрь тонкой энергии. И если сам вихрь праны имеет вид замкнутого энергетического контура, то вихрь тонкого пространства, не ограниченный телом пирамиды, превращается в тороидальную энергетическую оболочку, окружающую ипостась Сура.

Так образуется дочерняя система механизма пирамиды, которая, в данном случае, и является Ваалом.

Демонический вихрь – это характеристика Ваала с точки зрения уровня его развития. В целом же, он, как и любое другое существо, представляет собой именно тор дочерней системы, состоящий из суричного ядра и асуричной тороидальной оболочки.

А теперь давайте обратим внимание на то, что ядро можно назвать сущностью дочерней системы (в том же смысле как ядро атома определяет сущность этого атома, который также является именно дочерней системой), а поскольку это ядро образуется Суром, то именно он и является истинной сущностью дочерней системы.

В данном случае, Али, размещённый в механизме пирамиды в качестве её Сура, и является сущностью, генерируемого этим механизмом Ваала. Сознание Али перешло в Ваала, а сознание и является сущностью любого существа.

И давайте сравним эту мысль с, уже упомянутой, формулой бога алавитов: «Али — это сущность, Мухаммед — это имя, а Салман Аль-Фариси — это врата».

Как можно убедиться функциональное назначение Али в механизме пирамиды полностью соответствует данной формуле.

Другим компонентом тора дочерней системы является, окружающая ядро, тороидальная оболочка, которая, в свою очередь, должна соответствовать характеристике следующего компонента данной формулы.

Вихрь праны в пирамиде сам по себе не возникнет. Для его возбуждения, кроме резонатора, необходим активный элемент – Асур пирамиды. И тут можно обнаружить, что алавиты, в качестве именно этого элемента, определили пророка Мухаммеда.

Вряд ли тело этого пророка задействовано в механизме Ваала в буквальном смысле этого слова, однако определённые основания символического характера у них для этого имелись.

С точки зрения мусульман, Мухаммед изгнал Ваала из Каабы. Однако, поскольку, Ваал при этом перевоплотился в новую сущность Али, с точки зрения алавитов, Мухаммед стал тем, кто возбудил этот демонический вихрь в его новом качестве, что определённо является функцией именно активного элемента – ипостаси Асура. Для механизма генерирующего данную сущность, этот процесс можно назвать модернизацией, однако в оккультизме принято оперировать другими терминами.

Переход Ваала на новый качественный уровень является ничем иным как его инициацией, а этот обряд в древности сопровождался присвоением нового имени. Так Ваал и стал Али.

Поэтому, говоря о Мухаммеде, как об имени их бога, алавиты очевидно имеют ввиду не его имя собственное, а то, что этот пророк был тем, кто провел обряд инициации Ваала и присвоил ему новое имя Али.

Эта роль отведена Мухаммеду не случайно.

Как посланник Аллаха, он, по своей сути, является внешним асуричным контуром лунной системы богов, то есть именно Асуром – активным элементом, побудившим арабов верить в Аллаха. И таким образом, под Мухамедом, алавиты подразумевают не его конкретную личность, а, соответствующий ему, следующий после Сура, элемент триединой системы.

Таким образом, компоненты бога алавитов, в сочетании с ипостасью Эля, и их характеристики соответствуют элементам оккультного генератора вихря тонкого энергопространства, которым их бог соответственно и является.

Активный элемент инициирует в резонаторе пирамиды вихрь энергии праны, который комбинированная ипостась Сура преобразует в вихрь тонкого энергопространства, наделяя его собственным разумом. Активный элемент, в свою очередь, порождает его волю, а вихрь праны является его энергией. Так новая самостоятельная сущность Ваала и образуется.

Однако третий компонент алавитской троицы, в этом механизме, пока остался незадействованным.

Этим компонентом являются символические врата, в качестве которых, в реальности используется терафим – специальным образом обработанная голова человека. И это очень важный элемент. Но, чтобы понять его назначение, именно теперь и нужно вспомнить, что Ваал является не самостоятельной сущностью, а проекцией истинного лунного бога – Творца.

В принципе, пирамида, как технический механизм, вполне однозначно генерирует проекцию того бога, чья ипостась помещена на её вершине. В данном случае Эля. Однако, ипостась творца способна заменить самого творца в той лишь степени, в которой электронная схема дублирует, разработавшего её, человека. Человек передаёт ей некоторые свои функции, но полностью заменить его, она очевидно не может. В важных вопросах, ипостась нуждается в контроле со стороны своего создателя, для чего между ними должен быть налажен канал связи. Именно таким каналом между творцом и его ипостасью в механизме пирамиды и служит терафим.

Таким образом, в механизме пирамиды терафим выполняет функцию приемника информационного сигнала от того настоящего бога, которого пирамида преобразует в сущность, являющуюся его проекцией. Причём именно от терафима зависит, будет ли эта проекция божественной, или демонической.

Представьте, что этот канал передаёт информацию с ошибками, то есть искажает её. Очевидно, это искажение проникнет и в работу самой ипостаси.

В техническом канале связи такое искажение может возникнуть вследствие естественных или искусственно созданных помех. А то, как подобные помехи возникают в терафиме давайте рассмотрим на следующем примере.

Фашистская идеология безусловно является демоническим искажением. Возникает же это искажение из вполне естественного для человека чувства национальной идентичности. Именно с этим чувством и пытаются бороться адепты толерантности.

Однако они не понимают, что само это чувство искажением не является. Оно является следствием естественного ощущения человеком принадлежности к своей божественной системе.

Любой народ создан как дочерняя система своих богов, что и порождает у человека чувство национальной идентичности, являющееся по своей природе созидательным.

Искажение же возникает при взаимодействии систем, находящихся на противоположных ветвях спирали развития.

В нашем случае, системами богов, расположенными на противоположных ветвях этой спирали, являются солнечная и лунная. А их дочерними системами, соответственно, народы ариев и семитов. И как бы ни пытались сторонники глобализации перемешать эти народы, европейцы и семиты, какими бы замечательными людьми, сами по себе, не являлись, неизбежно будут искажать друг друга, даже не подозревая об этом. Именно это взаимное искажение и происходит сейчас в Европе.

На этом же принципе взаимного искажения систем основано и искажение информации терафимом.

Салман аль-Фариси, которого алавиты считают вратами их бога, был первым персом, принявшим ислам. Следует понимать, что иранское происхождение этого человека, в данном случае, не случайно, а является важнейшим фактором процесса образования искажений. Уже один лишь этот признак наводит на мысль, что этот перс принадлежит данному механизму не только именем, но и телом.

Голова именно этого человека, по всей видимости, и была использована в качестве терафима, настроенного на связь с богом шумерской системы. Вот только божественной эта информация являться уже не будет.

Персы – это арии, то есть представители противоположной, относительно шумерской, ветви спирали развития. Соответственно, использование ария в качестве терафима, получающего информацию от шумерского бога, инвертирует эту информацию, относительно добра и зла, на противоположную. В этом и заключается вносимое им в систему искажение.

Будучи помещенным в оккультный механизм пирамиды и настроенным на лунного бога, такой терафим, принимая от него информацию, исказит её и будучи связанным с активным элементом, промодулирует ею, возбуждённый им вихрь.

В свою очередь, поток этого вихря, концентрируясь на вершине пирамиды, проходит через связку ипостаси творца и человека, которые преобразуют его в новую сущность. Искажения, таким образом, проникают и в неё.

И все было бы ничего, но как было отмечено выше, человек провозгласивший себя богом, к дарованному пирамидой могуществу морально к не готов, а потому не только легко воспринимает любые внешние искажения, но и многократно усиливает их, преобразуя в демонические.

Искажения, принятые терафимом, легко превращают, возомнившего себя богом человека, в дьявола.

Таким образом, также, как, естественное для человека, чувство национальной идентичности, возникшее у морально слабого человека, с помощью лживой пропаганды, легко трансформировать в оголтелый фашизм, искажение, вызванное противостоянием арийской и шумерской систем, превращает, помещенного в пирамиду и использованного в качестве Сура, духовно не опытного человека в демона. Вихрь возбуждённый в пирамиде, становится демоническим и именно он и является Ваалом – демонической проекцией единого шумерского бога.

И тем не менее, несмотря на искажения, которые Салман Аль-Фариси вносит в сущность Ваала, терафим, сотворенный именно из его головы, связывает Ваала с истинным богом лунной системы и именно поэтому его и можно назвать вратами, являющимися неотъемлемой частью этого «бога» алавитов.

Таким образом, основная формула религии алавитов полностью соответствует процессу зарождения новой сущности тонкого плана, а тройственная структура их бога, в действительности, является не банальным заимствованием из христианства, как это принято считать, а смысловым содержанием реально существующего оккультного механизма, служащего для преобразования единого бога лунной (шумерской) системы в демонический вихрь Ваала.

Представить, что столь древнее и могущественное божество на одну свою половину является человеком, а на другую оккультным механизмом, конечно довольно трудно. И тем не менее, именно такое понимание сущности Вала позволяет понять и те аспекты ханаанской мифологии, которые с любой другой точки зрения иначе как странными и не назовешь.

Ваал сражается с самым могущественным на тот момент богом Ямму и побеждает его. Чтобы отпраздновать победу над драконом, жена Ваала, богиня Анат устраивает в честь него пир. «Вскоре после этого, богиня запирает дворец и, впав в убийственную ярость, начинает умерщвлять стражу, солдат, стариков; по колено в крови, она окружает себя головами и руками своих жертв».

С рациональной точки зрения, столь маниакальная жестокость богини не объяснима. Похоже ей нравится сам процесс, и она упивается своим могуществом так, словно бы оно для неё в новинку. Учитывая же древность этой богини, такое поведение действительно является довольно странным.

И тем не менее, оно объяснимо. Ссылку на жен богов нельзя понимать буквально. Жены – это сила и энергия самих богов. Средство совершения их собственных деяний.

Анат же является женой Ваала, который, победив Ямму, и должен был осознать новую для себя силу, не соизмеримую с человеческим сознанием. Будучи ещё вчера человеком, он становится сильнее богов и данный миф повествует именно о том, как человек, морально не готовый к неожиданно свалившейся на него силе и власти, становится демоном.

Следующий сюжет ханаанской мифологии повествует о возведении Ваалом дворца, соответствующего уровню его могущества и призванного ещё более укрепить его. То, что величественный дворец повышает авторитет власти правителя, вполне понятно. Однако, в данном случае, речь идет об увеличении личной силы Ваала. Ведь именно после возведения этого сооружения он решается принять вызов самой смерти. Понятно, что дворец, в таком случае, должен быть не совсем обычным.

Прежде всего обращает на себя внимание странный спор, возникший между Ваалом и строителем этого дворца, из-за банального окна, которое Ваал упорно не желал иметь в нём.

Вопрос конечно не в архитектуре, а в том, что Ваал опасался проникновения во дворец своих врагов. Вернее, врага, поскольку после победы над Ямму у него остался только один враг – смерть, которая, как считалось, именно через окно и приходит.

Об этом говорит даже Библия: «Ибо смерть входит в наши окна, вторгается в чертоги наши, чтобы истребить детей с улицы, юношей с площадей». (Книга пророка Иеремии 9.21)

Так что опасения Ваала вполне обоснованы.

Однако, уверовав в собственное могущество, он все же соглашается сделать это окно, за что, собственно, и поплатился. Смерть убивает его.

И что интересно. Смерть одолевает Ваала не в его дворце, а в преисподней, куда он вполне определенно спускается.

Но тогда причем же здесь окно в его дворце? Зачем, собственно, смерти, с целью убийства Ваала, проникать туда, где его, в данный момент, нет и в помине?  Где же тут логика?

Да и вообще. Вряд ли всерьёз можно полагать, что от смерти можно защититься, заделав в собственном доме все оконные проемы. А для бога, столь детские страхи и вовсе, вряд ли уместны. Очевидно, речь идёт о каких-то других окнах.

В действительности, дворец — это пирамида (зиккурат), генерирующая данного демона. Это его Кащеева игла или каристраж. Помещенному в неё человеку, она дарует бессмертие. И пока этот механизм работает, его хозяин останется не уязвимым. Так что, борьба со смертью именно после постройки дворца, являющегося пирамидой, со стороны Ваала, представляется вполне логичным поступком.

Вполне логично и то, что никаких окон, через которые смерть может сломать этот механизм, в ней быть не должно. Если же окно существует, то логично и то, что, проникнув через него и сломав механизм пирамиды, смерть убивает Ваала, где бы тот, в данный момент, не находился.

Так что, если под дворцом Ваала подразумевать пирамиду, генерирующую данный демонический вихрь, то и рассматриваемый древний ханаанский миф сразу приобретает строгую логическую основу.

Сама же смерть Ваала, для бога является довольно странной.

В общем то, боги бессмертны. И если тот же Ваал побеждает Ямму, или богиня Анат в куски крошит Муту, то жизни, это тех не лишает. И природная стихия океана, и смерть являются неотъемлемыми элементами мироздания, которые будут существовать пока существует это мироздание.

Ваал же погибает вполне определённо. Как обычный смертный человек. Эль даже оплакивает его, поскольку воскресить человека не может даже всевышний бог.

Однако оказывается, что Ваал умер не совсем, а только как-бы. Он умер, не как обычный человек, а подобно механизму, который можно починить, был как-бы сломан. Эль воскрешает его, что опять же говорит о том, что жизнь Ваала заключена именно в механизме пирамиды.

Ведь именно такой ремонт Элем сломанного механизма Ваала мы наблюдаем и в Каабе, когда принесенный в туда в виде идола, он перевоплощается в Али и обретает, таким образом, свою новую жизнь. И именно ипостась Эля, присутствующая там в виде чёрного камня, перерождает его.

Так что рождение Али, в качестве объекта веры алавитов, соответствует воскрешению Ваала в древних ханаанских мифах, а многочисленные странности этой веры, как и странности этих мифов, происходят именно из-за оккультной сущности самого Ваала.

Осталось только выяснить, зачем Элю понадобилось возрождать того, кто изгнал его на край мира, оскопил и отнял у него жен (силу)?

Читать далее>>