«Что за чушь ты тут несешь? Как человек может искажать богов?» – вопрос, в данной ситуации, вполне оправданный.

Хотя в ответ можно и спросить, а насколько, в таком случае, оправданной является вера в то, что всемогущий бог «испугался» строительства людьми Вавилонской башни? Ведь именно об этом, кажется, говорится в Библии.

Чем, собственно, люди, обладающие относительно скромными строительными возможностями, могли навредить богу?

Конечно, от Библии можно и отмахнуться. В её интерпретации, бог, в ответ на постройку башни, смешивает языки общения людей так, что они перестают понимать друг друга, и, разругавшись, расходятся по всей земле. Логика таких действий, и в самом деле, больше подходит ребёнку, чем всемогущему богу, что, на первый взгляд, не позволяет серьёзно относиться к данному мифу.

Однако, если в качестве этой башни рассматривать зиккурат, причём, не как обычное строение, а именно как, описанный выше, оккультный механизм, то данный миф приобретает четкий, логически обоснованный, смысл.

Начать понимание этого смысла следует с того, что вопреки устоявшемуся мнению, Бог, вовсе и не смешивал языки людей. Люди это сделали сами.

Сами того не подозревая, они построили оккультный механизм, демонически искажающий их собственное сознание, что, в данном случае, и выразилось в различных формах искажения языка их общения. А взаимное искажение объектов воздействия зиккурата, в свою очередь, возбуждает между ними демонический вихрь, проявляющийся в виде раздора, ссор и конфликтов. И данное воздействие имеет характер не менее объективный, чем законы физики.

Таким образом, можно только порадоваться, что люди, построившие это сооружение и попавшие под его демоническое воздействие, не поубивали друг друга. Своевременное разрушение этого оккультного механизма, на самом деле, спасло их от неминуемого самоистребления.

Прямым аналогом Вавилонской башни, хотя и не столь ярко выраженным, является мавзолей Ленина, искажающий сознание русского народа и возбуждающий в нём постоянный общественный конфликт. Нашлись выгодополучатели омороченного состояния народа огромной страны, поставившие шумерский зиккурат посреди главной площади её столицы.

Сейчас, эти выгодополучатели связаны с шумерскими жрецами лунных богов. Во времена же, когда подобный зиккурат построили себе сами шумеры, их искажающей силой, наоборот, являлись жрецы богов солнечных. Скорее всего египетские. Так проявляет себя, описанная выше, динамика взаимного искажения систем, находящихся на противоположных ветвях спирали развития.

Шумеры были дочерней системой лунных богов, созданной ими, чтобы устранить искажение со стороны богов солнечных, под влиянием которого они в то время находились. И эти искажения, соответственно, были переданы и шумерам. Вавилонская же башня стала ретранслятором этих демонических искажений и именно ее оккультное воздействие выразилось в ссоре между её, ничего не подозревавшими, строителями.

Исчезновение шумеров считается загадкой. Однако, миф о Вавилонской башне, собственно, её и объясняет. Да это, собственно, и не миф. Под демоническим воздействием этого, реально существовавшего, зиккурата, шумерский язык распался на множество, искажённых относительно изначального, языков и единый народ шумеров как бы исчез, разделившись на множество других народов.

Нет. Все человечество от шумеров и тем более от Ноя не произошло. Именно утверждения, подобные тому, что от одного человека, за два-три тысячелетия, произошли все земные расы превращают Библию в сказочный бред. Разные народы жили на земле задолго до строительства Вавилонской башни. Об этом свидетельствуют археологические раскопки.

Однако и Библия не лишена смысла. Следует только понимать, что от шумеров произошло не всё население земли, а лишь народы семитской языковой группы. Некоторые из которых, кстати, приняли от шумеров эстафету дочерней системы лунных богов.

С тем же, что в потомки Ноя зачислили все земные народы, евреи, очевидно, погорячились.

Таким образом, миф о Вавилонской башне свидетельствует о том, что зиккурат является мощнейшим механизмом оккультного воздействия на людей, поскольку именно способность этого сооружения вносить демоническое искажение выразилась во внутреннем конфликте шумеров, в результате которого они разделились на разные народы, а единый шумерский язык исчез, превратившись во множество языков семитской языковой группы.

Однако, это лишь часть смыслового содержания данного мифа. Сравнивая Вавилонскую башню с мавзолеем Ленина, и концентрируя свое внимание на искажении ею людей, мы сильно ограничиваем её реальные функциональные возможности. Как было рассмотрено в главе о сотворении дьявола, если зиккурат снабдить собственным разумом, то, в отличие от мавзолея Ленина, он будет являться не просто ретранслятором искажений, а станет механизмом, порождающим новую демоническую сущность. Вопрос лишь в том, может ли эта сущность воздействовать на богов?

Главные элементы такого механизма, в мифе о Вавилонской башне, прослеживаются довольно легко. Следует, только, не ограничиваться Библией, а учитывать апокрифы, и мифы других народов.

Во – первых, известно, что строителем Вавилонской башни являлся Нимрод. Он был настолько сильным охотником и воином, что возгордился и именно поэтому решил бросить вызов самому богу. Причём вызов заключался не в высоте башни, как упрощенно следует из Библии. Согласно другим источникам, Нимрод, взобравшись на ее вершину, стал стрелять в бога из лука. Эту стрельбу можно рассматривать именно как, адаптированную под понимание древнего человека, попытку негативного воздействия на бога.

Во-вторых, следует учитывать и то, что эту возможность ему дала не только пирамида, но и известный божественный артефакт.

Бог, изгнав Адама из рая, дал ему чудесные одежды, позволявшие поражать любую добычу, чтобы тот смог прокормить себя. Эти одежды достались Нимроду, были на нем, когда он взобрался на вершину башни и именно на них он рассчитывал, пытаясь поразить бога.

То есть, миф о Вавилонской башне прямо говорит о пирамиде, двух характерных элементах её механизма и об их месте в этом механизме. Это же тот самый комбинированный Сур который и должен находиться на вершине пирамиды.

С этой точки зрения, человек, как непосредственный создатель пирамиды — Сур, находясь на её вершине вместе с ипостасью самого Творца, попытался воздействовать на богов. Иными словами, искажать их.

Причем, поскольку бог находится не в физическом пространстве людей, данный миф свидетельствует о том, что пирамида превратила Нимрода в сущность тонкого пространства, то есть в свою дочернюю систему.

Бог «испугался» вовсе не высоты башни. Современное человечество строит сооружения и повыше. И даже летая в космос, ни с какими богами не соприкасается. Его как бы «испуг» был связан именно с тем, что башня превратила человека в сущность божественного порядка, способную взаимодействовать с богами. А в сочетании с гордыней, которая собственно и побудила Нимрода построить башню, это воздействие было демоническим, а сама эта сущность стала дьяволом.

Именно об этом и говорилось в главе о сотворении дьявола.

Обращает на себя внимание тот факт, что армянская мифология вполне конкретно говорит об этом же. Именно Нимрода она называет Ваалом (Бэлом).

С одной стороны, ничего удивительного в этом нет. И тот, и другой считаются узурпаторами власти бога. Однако, если подойти к этому с точки зрения реальной последовательности событий, то возникает вопрос, как же этот человек мог стать Ваалом, после того как зиккурат, способный дать ему такую возможность, был разрушен?

На первый взгляд логика здесь нарушена. Однако давайте обратим внимание и на другие логические нестыковки, которые мы, тем не менее, воспринимаем, как само собой разумеющееся.

Нам говорят, что, разрушая вавилонскую башню, бог хотел проучить людей, подразумевая при этом определённую демонизацию научно-технического прогресса. Однако почему, в таком случае, в дальнейшем, он этому прогрессу не препятствовал. И даже современные полёты в космос, очевидно, не вызывают у него никаких возражений.

Или почему бог, за грехи, то есть, за неуважение людей к своим правилам, скопом уничтожал население целых городов, да и утопил все человечество в целом, но после проявления Нимродом высшей формы такого неуважения, оставляет его в живых, позволяя ему богохульствовать и в дальнейшем.

Этим, библейские нестыковки не ограничиваются. И тем не менее, люди, из истории с Вавилонской башней, пытаются извлечь для себя какие-то божественные уроки. Однако, поскольку, логика этих уроков хромает, нас пытаются уверить в том, что мы просто не способны понять логику божественных нравоучений.

Но так ли это? А что, если представить, что разрушением Вавилонской башни, бог хотел преподать урок вовсе не всему человечеству, а лишь конкретному человеку – Нимроду. Ведь в таком случае все опять встаёт на свои места.

Нимрод был чрезвычайно сильным, смелым и решительным человеком. Именно избыток этих, кстати, вполне положительных, качеств позволил ему восстать против самого бога.

С другой стороны, его отрицательные качества, такие как жестокость, гордыня, алчность, жажда власти и необузданный нрав вполне соответствуют качествам самого дьявола.

Именно такое сочетание человеческих качеств и нужно было богу для создания своей демонический проекции. Нимрод был необходим богу вместе со всеми своими пороками, поэтому он и прощал ему любые прегрешения. Требовалось лишь обуздать этого человека.

Задача весьма нетривиальная и посильная лишь самому Создателю.

Требовалось не ломать волю и уверенность в себе этого сильного человека, а направить эти его качества на исполнение нужной задачи. Причём, для исполнения этой задачи, бог должен был передать ему ещё и свою силу, и при этом оставаться уверенным в её контролируемом применении. Он должен был всецело доверять Нимроду. И вот, чтобы обрести эту уверенность, бог, прежде всего, и должен был показать этому властолюбивому человеку, что, каким бы могуществом тот не обладал, Творец, в любой ситуации, на порядок сильнее его.

Именно этот показательный урок мы и можем наблюдать в рассматриваемых событиях.

Нимрод стреляет в бога, но тот не просто уворачивается, или каким-либо чудесным образом останавливает стрелу. Он закрывается от неё рыбой.

На первый взгляд все достаточно логично. Артефакт бога, в который был одет Нимрод, заточен на то, чтобы сделать из его обладателя непревзойденного охотника, поэтому стрела, как самонаводящаяся ракета, прежде всего поражает ту цель, которую заложил в неё разработчик. А, именно, типичную добычу охотника.

И все же для Нимрода такой результат выстрела, очевидно, оказался неожиданным. Он наверняка, не раз испытывал свои стрелы в самых сложных условиях (и не только на животных), был уверен в их неотразимости и то, что бог защитился от них какой-то рыбой выглядело довольно издевательски.

В таком способе защиты явно просматривается усмешка. Этим жестом бог как бы говорит Нимроду: «Божественный артефакт делает тебя могущественнейшим из воинов, но это мой артефакт. Я его разработчик, знаю все его секреты, и ты просто смешон, если надеялся поразить меня им. Это не твоя, а моя сила».

Это выглядит именно как урок. Подобным образом правитель воспитывает преданность своих воинов, чтобы те не смели даже подумать восстать против него. Какой бы силой ни обладал воин, он должен уважать могущество своего вождя, и понимать, что он сам является лишь представителем этого могущества. Только после этого, господин может наделить его ещё и дополнительной властью, и силой не опасаясь измены.

Бог разрушил башню Нимрода. Но при этом его самого не уничтожил. Он лишь попытался научить его послушанию, а урок не даётся тому, кого собираются уничтожить. Такой урок преподносят только тогда, когда ученику собираются доверить нечто большее, чем он сам обладает в данный момент.

Однако, одного урока оказалось недостаточно. Нимрод по-прежнему не желает подчиниться богу. И продолжение урока мы видим в истории с Авраамом.

Нимрод пытается сжечь его, но пламя на пророка не действует. Причём, этим чудом, бог вряд ли собирался продемонстрировать свое величие, большому числу людей. Существует множество способов сделать это гораздо эффективнее. Он лишь в очередной раз продемонстрировал лично Нимроду, чего стоит его воля против воли бога.

Причём и в этом случае, бог не лишает его жизни. Он опять лишь как бы насмехается над гордым правителем людей. Авраам спокойно разгуливал в горящей печи, а вокруг него благоухали заросли какой-то растительности.

Погибает же Нимрод довольно удивительным и достаточно унизительным, для воина образом. Обыкновенный комар проникает в его голову и вонзается в мозг.

Не хочу сказать, что из такой формы смерти, можно сделать какие-либо однозначные выводы, но хочу заметить, что если бы понадобилось имитировать смерть, то этот способ был бы вполне подходящим. Яды, которые создают видимость смерти, достаточно известны. Наряду с очередным унижением, этот способ «смерти» как бы предлагает Нимроду выбор. Действительно умереть, или стать элементом оккультного механизма генерации дьявола. То есть, стать самим дьяволом. А если учесть, что это предложение полностью совпадает с устремлениями самого Нимрода, нетрудно догадаться какой выбор он, скорее всего, сделал.

Комар, в таком случае, был, ничем иным, как шприцем бога, а вещество, которое он ввел в мозг Нимрода перевело его в то самое состояние самадхи, которое требуется, чтобы человек мог стать элементом оккультного механизма пирамиды. Тело этого человека мумифицируется и становится практически вечным, тогда как его сознание переходит в духовное пространство. Остаётся лишь поместить это тело в механизм генератора.

Этот механизм не обязательно должен выглядеть как пирамида, в буквальном смысле этого слова. Схемотехника может и отличаться. Тем более, что, продемонстрировав на примере зиккурата Вавилонской башни насколько легко такая пирамида может быть разрушена, бог, очевидно, не стал бы повторять эту уязвимую конструкцию. Новый оккультный механизм был построен самими богами и именно об этом идёт речь в ханаанских мифах о строительстве дворца Ваала.

Причём, боги ещё и предельно жестко испытали этот механизм, о чем, в свою очередь, сказано в мифе о схватке Ваала со смертью. Смерть, которая тоже была одним из шумерские богов, воспользовавшись окном во «дворце» Ваала, проникает в его механизм и ломает его.

Но испытание, собственно, для этого и проводилось. Было необходимо выявить слабые места и устранить их. Эль воскресил Ваала, то есть восстановил его генератор, очевидно, учитывая при этом результаты этого испытания.

Подобные усовершенствования оккультного механизма проводились и в дальнейшем. По крайней, мере проведение именно такой модернизации мы можем наблюдать в Каабе, когда Ваал, при непосредственном участии ипостаси Эля – чёрного камня, перевоплотился там в Али – объект поклонения алавитов. В очередной раз, это было сделано с той целью, чтобы усложнить задачу по разрушению данного демонического генератора.

Таким образом, армянская мифология, именующая Нимрода Ваалом (Бэлом) имеет под собой вполне реальные основания.

Если мифы о Вавилонской башне и Нимроде рассматривать как описание процесса его обуздания богом, то вполне логичным является то, что это было сделано именно с целью превращения этого легендарного царя в демона. А ханаанские мифы о постройке Ваалом своего дворца, в свою очередь, сообщают, что вместо разрушенной башни был создан новый механизм генератора, превратившего Нимрода в Ваала.

В отличие от других богов, Ваал не является исконным богом какого бы то ни было народа. Он возникает позднее и становится узурпатором власти изначального бога – творца. Однако, как теперь должно быть понятно, эта узурпация является лишь спектаклем.

Творец – Эль представлен в мифах слабым старичком, однако вовсе не Ваал отнял у него силу. Эль – это проекция единства системы лунных богов, состоящей из Сура – Энлиля и Асура – Энки. Находясь под влиянием искажений системы солнечных богов, эти лунные боги противоборствуют друг другу, поэтому и Эль выглядит слабым.

Чтобы устранить это противоборство и сделать Эля единым сильным богом, нужно сломать искажающий его демонический генератор, и именно для этого нужен Ваал и именно для этого Эль, а в действительности Энлиль и Энки добровольно передают ему всю свою силу.

Доказательством этой добровольной договоренности является то, что и Ваал, в свою очередь, спокойно возвращает власть новому единому богу обратно, после того как чередой Египетских казней разрушает, искажавший его, генератор солнечных богов.

Очевидно, воспитание Нимрода прошло успешно и Эль, в качестве единого бога авраамических религий, без какой-либо борьбы становится главным и самым могущественным земным богом.

Но, и Ваал не лишается своей силы. Только он, в свою очередь, использует её для искажения уже солнечных богов.

Возникает только вопрос: каким образом Ваал, абсолютно бессильный перед лицом лунного бога, может искажать солнечных богов? Такая слабость богов противоположной ветви спирали развития может показаться довольно странной.

Однако, если рассматривать богов и людей в динамике их развития, обусловленной этой одноименной спиралью, то ничего странного в этом нет.

Спираль развития расставляет богов на ступени своеобразной лестницы, или можно сказать винтообразного шнека, поднимающего их к непостижимой для нас сущности Творца мироздания. Соответственно, боги противоположных ветвей этой спирали смещены в своем развитии, относительно друг друга, на половину периода, и потому, в своем земном величии, они периодически сменяют друг друга.

Применительно к нашей ситуации, в то время как представителем дочерней системы единого лунного бога – Эля являлся человек – Нимрод, представители солнечной системы, по уровню своего духовного развития занимали промежуточное положение и являлись полубогами – ведическими Сурами и Асурами.

Соответственно, человек лунной системы, объединенный механизмом пирамиды с ипостасью единого бога, превратился в вихрь духовного пространства, который, по степени своего развития, является как бы средним арифметическим между породившими её сущностями бога и человека и его могущество, таким образом, становится соизмеримым с могуществом полубогов.

Можно даже сказать, что пирамида превращает, помещенного в её верхней камере, человека в полубога. Вихрь праны, возбуждённый в её теле, даёт ему огромную силу, а артефакт единого бога (его ипостась), находящийся рядом, превращает эту силу в божественное могущество. Именно, поэтому, созданный подобным механизмом, демонический вихрь Ваала и мог искажать полубогов солнечной системы, пока они не достигли уровня полноценного бога.

Именно чтобы устранить демоническое влияние Ваала, солнечные боги и породили, в качестве своей дочерней системы, народ скифов, принявший на себя все его искажения. Затем эти искажения, унаследовали потомки скифов, проживающие на той же территории, и уже в лице русского народа, продолжили их исправление. Процесс этого исправления и выразился в бедах и страданиях, преследовавших русский народ, пока спираль развития делала свой очередной виток и пока наконец не пришло время разрушить генератор Ваала, изучающий эти искажения.

Осталось только уточнить, что именно должно быть разрушено.

Читать далее>>